15 лет скрывала, что родила не двойню, второй ребёнок был отказник в роддоме

Нашей тайной истории уже 15 лет. Я расскажу её, потому что муж уже знает, а значит — можно.

Перед родами я лежала на поддержке 26 дней — это был мега-отпуск перед бессонными ночами.

Со мной в палате лежала Оксана — 21 год, хорошенькая, среднего достатка, живёт с родителями, ребёнок не запланированный, отец не рад и замуж не зовёт — обычная ситуация, и она не видела в ней катастрофы, как-то и не говорили мы об этом.

Сказала только раз, что мама её хочет внучку, а папе всё-равно кого на велике учить ездить. Мы много общались, сдружились, вместе ели вкусняхи. Однажды утром на осмотре врач спросил у неё: — Вы не передумали?

— Нет, — ответ был твёрдым.

— Медсестра принесёт бланк. По закону вам будут даны 6 месяцев, чтобы передумать. Я о чем-то подумала, но боялась спрашивать. Перед обедом медсестра занесла документы и Оксана их заполнила. От мыслей у меня уже трещала голова и я не могла больше молчать: — Что это?

— Отказная.

— Почему!? Вы же вырастите, родители помогут, ты молодая, сильная. Ты что!?

— Нарожаю еще! А сейчас не вовремя, не нужен он мне! И знаете, ответ был холодным…, не было в нём горя, жалости к ребёнку, не было слёз, она даже не отвернула от меня взгляда, а я всё смотрела и ждала когда же она заплачет — тут-то я и смогу её переубедить! А она не плакала.

Больше мы с ней не гуляли, почти не говорили. А я начала мечтать, как бы мне забрать этого ребёночка к себе. После первой ночи раздумий, не зная куда идёт это её заявление, я с утра пошла к своему врачу. Рассказала как есть и мы пошли к заведующему родильным отделением. И там рассказала. Пошли к главврачу.

Смотрите также:  Любимые блюда разных знаков Зодиака

Тут только я озвучила всё: — Можно так сделать, что это я его родила, а она… и не рожала. Я не знаю как, но так чтобы совсем мой? Чтобы мужу и родственникам этого всего не объяснять, просто — я родила двоих и всё! — а у меня было жуткое многоводие, и эта идея казалась мне очень даже отличной.

Врачи рты пооткрывали. Главврач закатил глаза. — Что вы, милочка! Это же нарушение закона! Мне из-за вас под суд идти?… — Ну какая вам разница?! Придумайте что-нибудь! Пожалуйста!

Даже если мы родим по разным датам, запишите потом с моими родами! Или вы его продадите кому-то? — это уж совсем было зря сказано, и оскорблённые медики меня выставили вон.

Этой ночью Оксана родила. Я расстроилась, но в душе надеялась, что Господь уготовил этому ребёночку хорошую судьбу.

Сильно думать об этом я себе не разрешала, дабы не доводить себя до слёз и успокоительно гладила свой огромный живот. На следующий вечер у меня начались схватки. Рожала я трудно. В 6:55 стала мамой Юльки-лапатульки.

Сразу после родов ко мне, ещё раскаряченой после родов, подошел главврач: — Вы не передумали?

Я не сразу поняла, о чем он говорит. А когда поняла, то затрясла головой: — Нет! Нет! Нет! Не передумала!

Вот так я родила двойню — Даниила и Юлю. Данилка сосал как насос, а Юляша ленивая была страшно, но вес набирала). У главврача я спросила, чем помочь отделению. Он черкнул список и сказал: — Чем больше, тем лучше, этого всегда не хватает.

Мужу я по телефону про двойню не говорила. Попросила приехать к нам. Он когда увидел, не то что бы обалдел… — он присел на стул и попросил воды, выпил и спросил: — Так а УЗИ.. Гм, то теперь УЗИ… это…, ты назвала уже?

Смотрите также:  Родилась без рук и ее оставили родители, но девушка научилась играть на виолончели и радоваться жизни

— А ты как хочешь? — Ну мы ж думали Юлей, а тут…, — он встал резко и заулыбался, словно что-то вспомнив, — Давай как деда моего — Даниилом? Конечно, давай. Я плакала, а он думал — от радости. Да я и от радости, и от понимания что делаю, что вру ему, что всем совру через 2 дня, страшно было.

Я не имею понятия как они там всё это оформили, но нам всё выдано было правильно с самого начала — от бирок до выписки из роддома. 21 апреля моим детям исполнилось по 15 лет. Мы поехали на рыбалку отмечать.

Данилу подарили спиннинг с катушкой, Юле горный велосипед. Там я решила что расскажу мужу, только трезвая не смогу — боюсь реакции, а выпивши не так страшно. На обратном пути в магазине взяла 2 бутылки вина покрепче.

На удивление мужа ответила «Ну праздник ведь». Дети легли поздно, а я накрыла на кухне продолжение банкета. Когда оставалось на дне второй бутылки, рассказала. Игорь слушал, потом сказал: — Не верю.

— Вот те крест! — кривой пьяный крест, ужас! На следующий вечер он переспросил: — Это правда?

— Да, — теперь я не такая смелая была, голова висела ниже плеч. Мы долго разговаривали, я плакала. Как камень с души упал, муж меня понял. — Ну ты… даёшь! Даниил, Юля, идите сюда! — дети подошли, а я замерла. — Мать ваша сильная и мудрая женщина! Вы с ней поосторожнее, и по-доброму улыбнулся.

Источник